Тело-устремление, душа-просветление

 
120.00 Р
003

Шри Чинмой
Тело-устремление, душа-просветление

Ответы на вопросы


Издательство: Центр Шри Чинмоя,2006
Мягкая обложка, 116 стр.
Формат: 20х15 см (60x84/16)
Название оригинала: Aspiration-Body, Illumination-Soul



Ответы на вопросы о спорте, бодибилдинге, тяжелой атлетике. В этом сборнике рассказывается о том, как мир спорта может находиться в гармонии с миром духовности, как спортсмен может развить у себя внутренний покой, дающий ему силу, и - самое важное - как не сдаваться в любой сфере жизни, несмотря на возраст.

Печатается по изданию:
Sri Chinmoy
Aspiration-Body, Illumination-Soul

ISBN 0-88497-874-5
1993



Избранное

Вопрос: Как изменится ум человека, который тренируется профессионально, по сравнению с человеком, который профессионально не тренируется?

Шри Чинмой: В ментальном отношении между культуристом-любителем и профессионалом не обязательно бывает существенное различие. Но есть вероятность, что профессионал будет уделять больше внимания силе денег, известности и славе, в то время как любитель тренируется просто из желания самосовершенствования и любви к спорту. До некоторой степени, он освободился от жадности к деньгам, славе или успеху — этого тяжелого груза на плечах.

Иногда профессионал получает радость, лишь демонстрируя свои способности, в то время как любитель получает непосредственную радость, просто развивая свои способности. Но, вместе с тем, многие любители также любят демонстрировать свою силу и физическое развитие. В огромной степени это вопрос внутреннего отношения. Во время тренировки любителю надо концентрироваться только на самопреодолении и самосовершенствовании, что дает ему огромную радость. Но профессионал должен думать о соперничестве и соревнованиях, если он хочет достичь успеха. Он также может получать радость от своих тренировок, но удовлетворение наступит, только когда к нему низойдет победа и его способности будут признаны другими. Ему приходится трудиться упорнее, чем любителю, поскольку его цель — жизнь-успех, в то время как цель любителя — жизнь-прогресс.

Конечно, в успехе тоже может быть прогресс, так как для того, чтобы побеждать других, обычно необходимо достичь определенного уровня. Но во время тренировок профессионал может и не помнить о высшей необходимости прогресса. Поэтому сознательно или неосознанно, по доброй воле или против воли, к своей трудной цели профессионал несет тяжелую ношу, в то время как любитель просто идет, бежит и летит к манящей его цели.

Вопрос: Как может спортсмен развить у себя внутри покой, дающий ему силу?

Шри Чинмой: Спортсмен может обрести такой же покой, как и ищущий, который сознательно молится и медитирует ради мира на земле. Спортсмен может обрести покой благодаря своему чувству единства. Перед началом соревнований ему нужно лишь на секунду ощутить: “Кто бы ни был первым, я буду в равной степени счастлив, поскольку победитель — это мой брат или сестра. Если бы я не бежал или не прыгал, то не было бы соревнований, и этот человек не смог бы стать победителем. В то же время, если я выиграю, то только потому, что другие также бежали и прыгали".

Если я выиграю забег, естественно, я буду счастлив. Но когда я посмотрю по сторонам и увижу, что мой друг или мой брат, который выступил неудачно, несчастен, то буду ли я тогда по-настоящему счастлив? Меня превозносят до небес, потому что я победил, но мой проигравший брат обречен на разочарование. Я искренне люблю своего брата — так как же я могу быть счастлив? Как я могу быть спокоен?

Я буду счастлив, только если я смогу отождествиться с его жизнью-неудачей, если смогу войти в его сердце и почувствовать такое же огорчение, страдание и потрясение, которое испытывает он. Я уже отождествился со своей жизнью-успехом, и я очень горд и счастлив. И если я тотчас смогу войти в огорчение своего друга и стать полностью единым с его страданием, то я буду по-настоящему счастлив. Тогда моя победа принесет мне радость, и мое искреннее отождествление с поражением другого человека также принесет мне радость. Эти радость и счастье, можно сказать, и есть покой. Благодаря своей победе я обретаю счастье, которое и есть покой, и в силу единства с неудачей своего друга я также обретаю покой.

Затем я предложу свое достижение Источнику, который дал мне способность победить, а также я предложу огорчение и жизнь-неудачу своего друга Тому, кто один способен даровать победу или поражение. Если спортсмен может отдать результаты Богу, то не имеет значения, будет ли он первым или последним, — он будет полным радости. Эта радость, а также его единство с жизнью победителя или побежденного, несомненно, даст ему покой ума.

Это относится не только к атлетике, но ко всему, что мы делаем на земле. Единство, единство, единство! Если мы подумаем о единстве прежде, чем что-то сделать, если мы сможем поддерживать это чувство единства в процессе действия и после его завершения, тогда покой будет всегда. С начала и до конца мы должны петь песнь единства.

Скажем, мы бежим марафон. Тысячи людей бегут к одной цели. Билл Роджерс побежит, и я тоже побегу. Билл Роджерс будет первым, а я буду последним. Но если я установил единство с другими бегунами, то я буду так же счастлив, так как все они — неотъемлемая часть моей жизни. В то же время, если Билл Роджерс установил единство со мной, а я прибежал первым, то он почувствует величайшую радость. Он не будет несчастен, что одна часть его достигла цели раньше, чем другая часть. Нет!

Без единства мы несчастны, что бы мы ни делали. Даже когда мы достигаем успеха, радость, которую мы получаем, длится недолго. Тут же кто-то принесет новость, что другой человек добился лучших результатов, или в наш разум проникнут сомнения, и мы почувствуем, что завтра кто-нибудь нанесет нам поражение. В это время мы вносим в свою жизнь воображаемое несчастье. Откуда у человека возьмется покой, если он все время думает, что его достижение не самое лучшее или что кто-то другой может достигнуть большего? Но если мы установим единство не только с прошлым и настоящим, но также и с будущим, то у нас обязательно будет постоянный покой. Если кто-то делает что-то лучше нас, мы чувствуем, что этот человек — лишь расширение нашей собственной жизни. Вчера я совершил что-то, имея одно имя и форму, а завтра я добьюсь того же или даже большего под именем кого-то другого.